Главные тенденции в налоговых спорах

Налоговая политика и налоговые споры – 2019-2020

Все о налогах в одной конференции: ключевые изменения в законодательстве о налогах и сборах, тенденции в международном налоговом планировании и громкие судебные споры 2019-2020 года.

Программа мероприятия

Сессия 1. Налоговые изменения 2019 и тенденции 2020 года. Международное налоговое планирование

Модератор: Раиса Алексахина , партнер, PwC Legal

  • В ожидании поправок в ст. 54.1 НК. Смогут ли изменения в законе восстановить баланс в налогообложении?

Сергей Семенов , управляющий партнер, Taxology

  • Приобретение услуг в электронной форме ст. 54.1 НК РФ

Максим Гусев , руководитель направления налоговых споров, Ростелеком

  • Налоговые споры по движимому/недвижимому имуществу: история вопроса и анализ перспектив формирования практики

Александр Долгобородов , управляющий партнер, Объединенные консультанты ФДП

  • НДС в банкротстве: разъяснения Конституционного Суда о практике применения положений НК РФ по НДС

Александр Чугреев , начальник Управления налоговых правоотношений, Т Плюс

  • Налогообложение международных транзакций в 2020 году. Что нужно учесть при составлении договоров внутрихолдинговых услуг?

Алиса Назаренкова , налоговый менеджер, Schneider Electric

  • «Подводные камни» деятельности иностранных компаний в свете законодательства о КИК

Дарья Романова , советник, Юридическая фирма «Алимирзоев & Трофимов»

Сессия 2. Кейсы компаний: самые громкие налоговые споры и судебные решения 2019 года, их влияние на практику

Модератор: Виктор Калгин , партнер, налоговое консультирование, КПМГ в России и СНГ

  • Признание налоговой выгоды необоснованной: новая практика применения ст. 54.1 НК РФ (дело № А57-3949/2019)

Виктор Сахаров , заместитель главного бухгалтера по налоговому учету, Авиакомпания ЮТэйр

  • Экономическая обоснованность и целесообразность в сделках по внутрихолдинговой реструктуризации активов (по мотивам дела № А40-118135/2019)

Алексей Артюх , партнер, Taxology

  • Правила истребования документов в подтверждение накопленного налогового убытка прошлых лет: позиция ВС РФ и новый виток дела Хайнекен (№ А40-24375/17)

Раиса Алексахина , партнер, PwC Legal

  • Оспаривание правомерности налоговых доначислений в споре о дивидендах (дело № А59-8433/2018)

Валентин Моисеев , партнер, руководитель практики «Налоги», Адвокатское бюро «Андрей Городисский и Партнеры» (АГП)

  • Субсидиарная ответственность контролирующих лиц и наследники. Подход налогового органа и позиция ВС РФ (дело № А40-131425/2016

Артем Баринов , юрист, Юридическая практика КПМГ в России и СНГ

Сессия 3. Налоговые проверки, допросы и уголовная ответственность

Модератор: Алексей Артюх , партнер, Taxology

  • Проверки в отношении крупнейших налогоплательщиков: что нового в подходах налоговых органов?

Сергей Лавров , начальник управления налоговой экспертизы, Норильский никель

  • Срок давности по налоговым преступлениям. Как все-таки считать?

Александр Ерасов , советник группы разрешения налоговых споров, Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP)

  • Дробление бизнеса: взгляд СК РФ

Сергей Трохов , руководитель отдела процессуального контроля за расследованием налоговых преступлений управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений, СК России

  • Топ-10 правил поведения сотрудника при допросе в налоговом органе в качестве свидетеля

Екатерина Болдинова , партнер, руководитель налоговой практики, Five Stones Consulting

  • Как избежать уголовной ответственности путем активного участия в налоговых проверках со стороны проверяемого

Сергей Качков , руководитель юридического управления, НТВ-ПЛЮС

Сессия 4. Налоговая игра «Что? Где? Когда?»

Ведущий: Евгений Тимофеев , партнер, руководитель налоговой практики, адвокат, Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP)

Налоговый вариант интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?» будет интересен всем, кто следит за тенденциями в сфере налогового права и громкими налоговыми спорами.

09:30 – 10:00 Регистрация. Приветственный кофе
10:00 – 12:00
12:00 – 12:15 Кофе-брейк
12:15 – 14:15
14:15 – 15:00 Ланч
15:00 – 17:00
17:00 – 17:30 Кофе-брейк
17:30 – 18:30
18:30 Завершение конференции. Коктейль

Арарат Парк Хаятт, второй этаж, зал Саргсян
Москва, ул. Неглинная, д. 4

http://event.pravo.ru/view/216292/

Итоги 2016 года: главное в налоговых спорах экономколлегии Верховного суда

Эксперты рассуждают об основных тенденциях и подходах экономической коллегии Верховного суда в налоговых спорах за 2016 год. Какие вопросы интересовали судей ВС больше всего и удалось ли добиться баланса между интересами государства и налогоплательщиков? Ответы экспертов на примере самых ярких и запоминающихся судебных дел – в материале «Право.ru».

В 2016 году Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) значительное внимание уделяла таким вопросам налогового права, как взаимозависимость контрагентов, получение налоговой выгоды, налоговый контроль, рассказывает Иван Шиенок, руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Инфралекс». «Основную тенденцию деятельности КЭС можно охарактеризовать как продолжение шлифовки ключевых для практики институтов общей части налогового права», – считает он. Хотя революционных изменений в сфере применения налогового законодательства, по его словам, не произошло, КЭС удалось разрешить ряд ситуаций, которые вызывали сложности у судов. Еще одна черта – приверженность КЭС при разрешении конкретных споров подходам, сформулированных Президиумом Высшего арбитражного суда, замечает Шиенок: «К практике ВАС КЭС обращалась многократно».

Внимание, кассация!

Особо юристы указывают на повышенный интерес КЭС к единообразию практики судов окружной кассации по налоговым спорам. «Одной из ярко проявившихся тенденций в работе КЭС стала борьба за стабильность судебных решений на уровне кассационных инстанций», – говорит Денис Кожевников, юрист налоговой практики VEGAS LEX. В пример он приводит дело ООО «Энергокомплект» (№ А40-87379/2014), где коллегия негативно оценила действия кассационной инстанции по переоценке доказательств, а также дело ООО «Сысертский Арматурный Завод» (№ А60-4982/2015) – здесь акцент был сделан на недопустимости нарушения принципа состязательности путем выхода за пределы обжалования.

«В 2016 году КЭС последовательно проводила линию разграничения полномочий судов первой и апелляционной инстанции по рассмотрению дела по существу от полномочий судов округов, проверяющих правильность применения судами нижестоящих инстанций норм права при рассмотрении дела», – подтверждает Иван Шиенок. По его словам, попытки кассационных судов давать оценку вопросам не только права, но и факта (делать самостоятельные выводы о реальности хозяйственных операций налогоплательщика, о проявлении им должной осмотрительности, о направленности его деятельности на извлечение прибыли и т. д.) стали серьезной проблемой для судебной практики.

Читайте так же:  Налог на недвижимость исходя из кадастровой

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В результате постановления окружных судов неоднократно отменялись, причем даже в тех случаях, когда они не выносили окончательного решения, а направляли его на новое рассмотрение. Ярким примером этого было дело ООО «Интерос» (№ А40-77894/2015), которое закрепило практику взыскания налоговых долгов налогоплательщика с формально независимой организации при наличии признаков перевода бизнеса на новое юридическое лицо. Суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу, что в целях уклонения от погашения налоговой задолженности функции по ведению бизнеса фактически были переданы другой компании, с чем не согласился окружной суд. КЭС не только оставила в силе судебные акты первых двух инстанции, тем самым выразив согласие с примененным ими подходом, но и дала подробные указания о том, какие обстоятельства должны быть предметом судебной проверки при разрешении подобного рода споров. См. «Новые налоговые риски: «передача бизнеса» не освобождает от старых недоимок».

Дело «Интероса» эксперты единогласно признают одним из самых интересных в 2016 году, а проблему взыскания недоимок с зависимых компаний – еще одним трендом экономколлегии ВС. «Этот спор, без преувеличения, налоговое дело прошедшего года, своеобразный «Орифлейм 2016-го», – уверен Михаил Успенский , партнер адвокатского бюро КИАП .

Еще одна плеяда споров, заслуживающих, по словам Успенского, отдельного внимания – это дела, связанные с необоснованной налоговой выгодой. Яркое в этой сфере (и вообще в 2016 году) – дело ООО «Центррегионуголь» (№ А40-71125/2015), решение которого было вынесено в пользу налогоплательщика (см. «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

По мнению Александра Григорьева, менеджера практики налоговых споров «ФБК Право», внимание КЭС к этой тематике сегодня чрезвычайно важно. «В последние несколько лет сложилась практика, согласно которой на налогоплательщика возлагается ответственность за неуплату налогов его контрагентами и третьими лицами, – рассказывает он. – К сожалению, очень редко можно встретить осмысленный подход к анализу фактических обстоятельств, а качественные судебные акты, в которых бы подробным образом разбирались все доводы сторон, являются практически исключением».

При рассмотрении же дела ООО «Центррегионуголь» КЭС четко сформулировала, что для признания налоговой выгоды необоснованной нужно доказать, что налогоплательщик не мог не знать о недостоверности оправдательных документов (подписании неустановленными лицами и т. д.), поясняет Григорьев. Коллегия обратила внимание на необходимость доказать получение необоснованной налоговой выгоды именно проверяемым налогоплательщиком, а инспекция ограничилась анализом движения денежных средств по счетам контрагентов, не установив, каковы признаки сопричастности к этому налогоплательщика – покупателя товаров и по какой причине исключается причастность изготовителя.

Призывала КЭС в 2016 году и использовать экономический анализ при рассмотрении налоговых споров, обращает внимание Наталия Юрченкова, юрист BGP Litigation. Например, в деле АО «Данон Россия» (№ А32-9413/2014) о том, влияет ли предоставление скидки на базу по НДС. Сумма выручки нужно определять с учетом скидок, а в случае необходимости – корректировке за тот налоговый период, в котором отражена реализация товаров (работ, услуг), решил ВС. «Это яркий пример применения принципа экономического анализа права, пришедшего из англо-саксонской правовой системы, – говорит Юрченкова. – Знаковое решение коллегии позволит поставить точку в многолетней истории о налоговых последствиях выплаты ретро-бонусов». См. «Верховный суд ограничил применение отраслевых норм в налоговых отношениях».

Как правильно контролировать

Особого внимания, по мнению экспертов, заслуживают споры о полномочиях налоговых органов в сфере контроля цен. Здесь они выделяют следующую «тройку» дел:

В условиях активно развивающейся практики проверок территориальными налоговыми органами уровня цен в сделках между взаимозависимыми лицами КЭС в деле ООО «Ставгазоборудование» (№ А63-11506/2014) определила границы дозволенного, комментирует Александр Гринько, юрист группы разрешения налоговых споров КПМГ в России и СНГ. Территориальные налоговые инспекции при проведении налоговых проверок не обладают полномочиями по контролю цен по сделкам между взаимозависимыми лицами в целях налогообложения, а сам факт такой взаимозависимости – еще не повод доначислить налоги, четко указал ВС. «Взаимозависимость участников сделок может иметь значение в целях налогового контроля, только если установлено, что она используется как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами», – говорится в определении ВС (см. «Верховный суд ограничил инициативу налоговых инспекций»).

  • При этом в деле ООО «Деловой центр Минаевский» (№ А40-63374/2015) КЭС показала, что налоговые инспекции при установлении факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут проверять цены в отношении неконтролируемых сделок, обращает внимание Максим Владимиров, руководитель отдела налогообложения Noerr. Суды первой и апелляционной инстанции установили признаки получения необоснованной налоговой выгоды, а также многократное отклонение цен от рыночного уровня по сделке купли-продажи недвижимости, что и стало решающим моментом в этом споре. КЭС оставила их акты в силе, а постановление московской окружной кассации, которая отправила спор на новое рассмотрение, отменила.
  • Позиция КЭС получила развитие в деле ООО «Аквапарк» (№ А32-2277/2015), тоже касающемся несоответствия цен реализации объекта недвижимости рыночному уровню, но уже в пользу налогоплательщика, говорит Александр Григорьев, менеджер практики налоговых споров «ФБК Право». КЭС, как и в предыдущем деле, напомнила, что многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков и т. п.). Наличие такой совокупности в этом деле доказано не было, а одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, следует из определения ВС (см. «Подозрительные цены: ВС поставил налоговую на место налогоплательщика»).

Балансируем

Дела о полномочиях налоговых органов примечательны еще и с точки зрения оценки соблюдения КЭС баланса интересов налогоплательщиков и государства, обращает внимание Иван Шиенок, руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Инфралекс»: «Очевидно, что КЭС приложила большие усилия для отыскания точки равновесия между интересами противоположных сторон, что весьма непросто, поскольку осуществление налогового контроля во многих случаях объективно требует проверки рыночного характера цены сделок, что формально не отнесено к полномочиям налоговых органов».

Читайте так же:  Пришел налог на недвижимость на ребенка

В целом практикующие юристы считают, что КЭС удается добиться баланса в налоговых спорах. «В 2016 году КЭС неоднократно активно вставала на сторону налогоплательщиков, чтобы посредством более четкого толкования норм налогового закона восстановить баланс в отношениях между ФНС и налогоплательщиками, пресечь чрезмерно вольготное и расширительное толкование закона в пользу налоговиков», – считает Александр Гринько, юрист группы разрешения налоговых споров КПМГ.

Показательным в этом плане было дело ООО «Парламент Продакшн» (№ А40-94960/15), предметом которого был вопрос о налогообложении налогом на прибыль компенсаций при увольнении работника по соглашению сторон. КЭС, вопреки многочисленной судебной практике не в пользу налогоплательщиков, решила, что расходы на выплату компенсаций работникам, увольняемым по соглашению сторон трудового договора, могут быть включены в состав расходов на оплату труда при условии их обоснованности.

При значительном размере таких выплат на налогоплательщике лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих их экономическую оправданность, а также подтверждение того, что посредством таких выплат не предоставляется личного обеспечения работнику после его увольнения. «Это решение фактически сказало: хотите вычитать большие выходные пособия, объясните, почему вы их платите, – поясняет Евгений Тимофеев, партнер налоговой практики Goltsblat BLP. – А поскольку платят их всегда с одной целью – избавиться от неподходящего работника, прямого на это указания в соглашении о расторжении трудового договора должно быть вполне достаточно» (см. «Незолотые» парашюты: спор о налоге на компенсации дошел до ВС»).

По мнению Тимофеева, главная тенденция налоговых споров 2016 года в ВС – это прежде всего постепенный переход к делам значительной важности и охвата. «Ранее ВС, казалось, сторонился дел, прецеденты по которым могли затронуть серьезные бюджетные интересы». Что касается собственно позиций КЭС, то они представляются ему достаточно сбалансированными.

«В процессуальной деятельности КЭС в 2016 году четко прослеживается линия защиты законных интересов российского бизнеса от избыточного административного давления и вмешательства со стороны контролирующих органов», – говорит Дмитрий Морев, ведущий эксперт Центра развития современного права. По его мнению, это подтверждается, например, позицией КЭС по делу «Центррегионуголь», признавшей необоснованным формальный подход налогового органа к оценке должной осмотрительности налогоплательщика, а также ее решениями в спорах «Данон Россия» и «СтавГазоборудование». В целом, резюмирует Морев, продемонстрированные КЭС в 2016 году подходы и правовые позиции по вопросам взаимоотношения предпринимателей и контролирующих органов отвечают государственной политике, направленной на гарантирование интересов добросовестного бизнеса и содействие его развитию.

http://www.kiap.com/press-centr/public/9046.html

Итоги 2016 года: главное в налоговых спорах экономколлегии Верховного суда

Эксперты рассуждают об основных тенденциях и подходах экономической коллегии Верховного суда в налоговых спорах за 2016 год. Какие вопросы интересовали судей ВС больше всего и удалось ли добиться баланса между интересами государства и налогоплательщиков? Ответы экспертов на примере самых ярких и запоминающихся судебных дел – в материале «Право.ru».

В 2016 году Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) значительное внимание уделяла таким вопросам налогового права, как взаимозависимость контрагентов, получение налоговой выгоды, налоговый контроль, рассказывает Иван Шиенок, руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Инфралекс». «Основную тенденцию деятельности КЭС можно охарактеризовать как продолжение шлифовки ключевых для практики институтов общей части налогового права», – считает он. Хотя революционных изменений в сфере применения налогового законодательства, по его словам, не произошло, КЭС удалось разрешить ряд ситуаций, которые вызывали сложности у судов. Еще одна черта – приверженность КЭС при разрешении конкретных споров подходам, сформулированных Президиумом Высшего арбитражного суда, замечает Шиенок: «К практике ВАС КЭС обращалась многократно».

Внимание, кассация!

Особо юристы указывают на повышенный интерес КЭС к единообразию практики судов окружной кассации по налоговым спорам. «Одной из ярко проявившихся тенденций в работе КЭС стала борьба за стабильность судебных решений на уровне кассационных инстанций», – говорит Денис Кожевников, юрист налоговой практики VEGAS LEX. В пример он приводит дело ООО «Энергокомплект» (№ А40-87379/2014), где коллегия негативно оценила действия кассационной инстанции по переоценке доказательств, а также дело ООО «Сысертский Арматурный Завод» (№ А60-4982/2015) – здесь акцент был сделан на недопустимости нарушения принципа состязательности путем выхода за пределы обжалования.

«В 2016 году КЭС последовательно проводила линию разграничения полномочий судов первой и апелляционной инстанции по рассмотрению дела по существу от полномочий судов округов, проверяющих правильность применения судами нижестоящих инстанций норм права при рассмотрении дела», – подтверждает Иван Шиенок. По его словам, попытки кассационных судов давать оценку вопросам не только права, но и факта (делать самостоятельные выводы о реальности хозяйственных операций налогоплательщика, о проявлении им должной осмотрительности, о направленности его деятельности на извлечение прибыли и т. д.) стали серьезной проблемой для судебной практики.

В результате постановления окружных судов неоднократно отменялись, причем даже в тех случаях, когда они не выносили окончательного решения, а направляли его на новое рассмотрение. Ярким примером этого было дело ООО «Интерос» (№ А40-77894/2015), которое закрепило практику взыскания налоговых долгов налогоплательщика с формально независимой организации при наличии признаков перевода бизнеса на новое юридическое лицо. Суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу, что в целях уклонения от погашения налоговой задолженности функции по ведению бизнеса фактически были переданы другой компании, с чем не согласился окружной суд. КЭС не только оставила в силе судебные акты первых двух инстанции, тем самым выразив согласие с примененным ими подходом, но и дала подробные указания о том, какие обстоятельства должны быть предметом судебной проверки при разрешении подобного рода споров. См. «Новые налоговые риски: «передача бизнеса» не освобождает от старых недоимок».

Дело «Интероса» эксперты единогласно признают одним из самых интересных в 2016 году, а проблему взыскания недоимок с зависимых компаний – еще одним трендом экономколлегии ВС. «Этот спор, без преувеличения, налоговое дело прошедшего года, своеобразный «Орифлейм 2016-го», – уверен Михаил Успенский, партнер адвокатского бюро КИАП.

Еще одна плеяда споров, заслуживающих, по словам Успенского, отдельного внимания – это дела, связанные с необоснованной налоговой выгодой. Яркое в этой сфере (и вообще в 2016 году) – дело ООО «Центррегионуголь» (№ А40-71125/2015), решение которого было вынесено в пользу налогоплательщика (см. «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

Читайте так же:  Отчет по налогам енвд

По мнению Александра Григорьева, менеджера практики налоговых споров «ФБК Право», внимание КЭС к этой тематике сегодня чрезвычайно важно. «В последние несколько лет сложилась практика, согласно которой на налогоплательщика возлагается ответственность за неуплату налогов его контрагентами и третьими лицами, – рассказывает он. – К сожалению, очень редко можно встретить осмысленный подход к анализу фактических обстоятельств, а качественные судебные акты, в которых бы подробным образом разбирались все доводы сторон, являются практически исключением».

При рассмотрении же дела ООО «Центррегионуголь» КЭС четко сформулировала, что для признания налоговой выгоды необоснованной нужно доказать, что налогоплательщик не мог не знать о недостоверности оправдательных документов (подписании неустановленными лицами и т. д.), поясняет Григорьев. Коллегия обратила внимание на необходимость доказать получение необоснованной налоговой выгоды именно проверяемым налогоплательщиком, а инспекция ограничилась анализом движения денежных средств по счетам контрагентов, не установив, каковы признаки сопричастности к этому налогоплательщика – покупателя товаров и по какой причине исключается причастность изготовителя.

Призывала КЭС в 2016 году и использовать экономический анализ при рассмотрении налоговых споров, обращает внимание Наталия Юрченкова, юрист BGP Litigation. Например, в деле АО «Данон Россия» (№ А32-9413/2014) о том, влияет ли предоставление скидки на базу по НДС. Сумма выручки нужно определять с учетом скидок, а в случае необходимости – корректировке за тот налоговый период, в котором отражена реализация товаров (работ, услуг), решил ВС. «Это яркий пример применения принципа экономического анализа права, пришедшего из англо-саксонской правовой системы, – говорит Юрченкова. – Знаковое решение коллегии позволит поставить точку в многолетней истории о налоговых последствиях выплаты ретро-бонусов». См. «Верховный суд ограничил применение отраслевых норм в налоговых отношениях».

Как правильно контролировать

Видео (кликните для воспроизведения).

Особого внимания, по мнению экспертов, заслуживают споры о полномочиях налоговых органов в сфере контроля цен. Здесь они выделяют следующую «тройку» дел:

В условиях активно развивающейся практики проверок территориальными налоговыми органами уровня цен в сделках между взаимозависимыми лицами КЭС в деле ООО «Ставгазоборудование» (№ А63-11506/2014) определила границы дозволенного, комментирует Александр Гринько, юрист группы разрешения налоговых споров КПМГ в России и СНГ. Территориальные налоговые инспекции при проведении налоговых проверок не обладают полномочиями по контролю цен по сделкам между взаимозависимыми лицами в целях налогообложения, а сам факт такой взаимозависимости – еще не повод доначислить налоги, четко указал ВС. «Взаимозависимость участников сделок может иметь значение в целях налогового контроля, только если установлено, что она используется как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами», – говорится в определении ВС (см. «Верховный суд ограничил инициативу налоговых инспекций»).

  • При этом в деле ООО «Деловой центр Минаевский» (№ А40-63374/2015) КЭС показала, что налоговые инспекции при установлении факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут проверять цены в отношении неконтролируемых сделок, обращает внимание Максим Владимиров,руководитель отдела налогообложенияNoerr. Суды первой и апелляционной инстанции установили признаки получения необоснованной налоговой выгоды, а также многократное отклонение цен от рыночного уровня по сделке купли-продажи недвижимости, что и стало решающим моментом в этом споре. КЭС оставила их акты в силе, а постановление московской окружной кассации, которая отправила спор на новое рассмотрение, отменила.
  • Позиция КЭС получила развитие в деле ООО «Аквапарк» (№ А32-2277/2015), тоже касающемся несоответствия цен реализации объекта недвижимости рыночному уровню, но уже в пользу налогоплательщика, говорит Александр Григорьев,менеджер практики налоговых споров «ФБК Право». КЭС, как и в предыдущем деле, напомнила, что многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков и т. п.). Наличие такой совокупности в этом деле доказано не было, а одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, следует из определения ВС (см. «Подозрительные цены: ВС поставил налоговую на место налогоплательщика»).

Балансируем

Дела о полномочиях налоговых органов примечательны еще и с точки зрения оценки соблюдения КЭС баланса интересов налогоплательщиков и государства, обращает внимание Иван Шиенок, руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Инфралекс»: «Очевидно, что КЭС приложила большие усилия для отыскания точки равновесия между интересами противоположных сторон, что весьма непросто, поскольку осуществление налогового контроля во многих случаях объективно требует проверки рыночного характера цены сделок, что формально не отнесено к полномочиям налоговых органов».

В целом практикующие юристы считают, что КЭС удается добиться баланса в налоговых спорах. «В 2016 году КЭС неоднократно активно вставала на сторону налогоплательщиков, чтобы посредством более четкого толкования норм налогового закона восстановить баланс в отношениях между ФНС и налогоплательщиками, пресечь чрезмерно вольготное и расширительное толкование закона в пользу налоговиков», – считает Александр Гринько, юрист группы разрешения налоговых споров КПМГ.

Показательным в этом плане было дело ООО «Парламент Продакшн» (№ А40-94960/15), предметом которого был вопрос о налогообложении налогом на прибыль компенсаций при увольнении работника по соглашению сторон. КЭС, вопреки многочисленной судебной практике не в пользу налогоплательщиков, решила, что расходы на выплату компенсаций работникам, увольняемым по соглашению сторон трудового договора, могут быть включены в состав расходов на оплату труда при условии их обоснованности.

При значительном размере таких выплат на налогоплательщике лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих их экономическую оправданность, а также подтверждение того, что посредством таких выплат не предоставляется личного обеспечения работнику после его увольнения. «Это решение фактически сказало: хотите вычитать большие выходные пособия, объясните, почему вы их платите, – поясняет Евгений Тимофеев, партнер налоговой практики Goltsblat BLP. – А поскольку платят их всегда с одной целью – избавиться от неподходящего работника, прямого на это указания в соглашении о расторжении трудового договора должно быть вполне достаточно» (см. «Незолотые» парашюты: спор о налоге на компенсации дошел до ВС»).

Читайте так же:  Осуществление главными администраторами внутреннего финансового контроля

По мнению Тимофеева, главная тенденция налоговых споров 2016 года в ВС – это прежде всего постепенный переход к делам значительной важности и охвата. «Ранее ВС, казалось, сторонился дел, прецеденты по которым могли затронуть серьезные бюджетные интересы». Что касается собственно позиций КЭС, то они представляются ему достаточно сбалансированными.

«В процессуальной деятельности КЭС в 2016 году четко прослеживается линия защиты законных интересов российского бизнеса от избыточного административного давления и вмешательства со стороны контролирующих органов», – говорит Дмитрий Морев, ведущий эксперт Центра развития современного права. По его мнению, это подтверждается, например, позицией КЭС по делу «Центррегионуголь», признавшей необоснованным формальный подход налогового органа к оценке должной осмотрительности налогоплательщика, а также ее решениями в спорах «Данон Россия» и «СтавГазоборудование». В целом, резюмирует Морев, продемонстрированные КЭС в 2016 году подходы и правовые позиции по вопросам взаимоотношения предпринимателей и контролирующих органов отвечают государственной политике, направленной на гарантирование интересов добросовестного бизнеса и содействие его развитию.

http://pravo.ru/review/view/137355/

Тенденции в судебных налоговых спорах

О возможности подавать заявления, жалобы, представления и иные документы в суд в электронном виде и использовать в качестве доказательств электронные документы нам рассказал Олег Овчар, начальник Правового управления ФНС России

Олег Валентинович, поясните, пожалуйста, как объединение судов сказалось на тенденции налоговых споров? Повлияло ли это на результаты разрешения споров в судах? Какова статистика выигранных и проигранных споров сейчас?

С 6 августа 2014 года действует единый Верховный Суд Российской Федерации, ставший после объединения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации единственным высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, а также по экономическим спорам.

Объединение судов способствовало формированию единой правоприменительной практики, что в целом содействует снижению числа налоговых споров, возникающих в связи с различной трактовкой отдельных положений законодательства Российской Федерации. Уже многие годы формирование единой правоприменительной практики — одна из приоритетных задач, стоящих перед судами и налоговыми органами. В этой связи ФНС России активно осуществляет правовое сопровождение и участие по наиболее интересным и сложным судебным делам, рассмотрение которых имеет значение для судебной арбитражной практики.

В настоящее время продолжает наблюдаться положительная динамика снижения количества налоговых судебных споров в I квартале 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.

За I квартал 2016 года рассмотрено 3 тысячи дел по налоговым спорам, сумма требований по которым составила 59,3 миллиарда рублей, за I квартал 2015 года — 12 тысяч дел при сопоставимом уровне доначислений. Таким образом, количество споров с бизнесом уменьшилось в четыре раза.

Сумма рассмотренных требований составила 60,9 миллиарда рублей, за I квартал 2015 года — 62,3 миллиарда рублей.

Всего за I квартал 2016 года удовлетворено в пользу налоговых органов 79 процентов рассмотренных в судах сумм, за I квартал 2015 года — 80 процентов, в том числе по юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям за I квартал 2016 года — 78,6 процента, за I квартал 2015 года — 79,7 процента.

Взыскание налогов с физических лиц также имеет динамику, заключающуюся в уменьшении количества инициированных налоговыми органами дел. Так, количество вынесенных по заявлениям налоговых органов судом решений сократилось с 12 тысяч в I квартале 2015 года до 10 тысяч в I квартале 2016 года.

Как используются в судебных спорах электронные документы? Какие электронные документы могут быть признаны в качестве доказательств, а какие — нет?

Действующее российское законодательство регламентирует два вида электронных документов:

  • простые электронные документы, к которым на практике относят электронные копии бумажных документов, электронную переписку и прочее;
  • электронные документы, заверенные электронной подписью, к которым могут быть отнесены документы, передаваемые по системе Банк-клиент, отчетность, отправляемая в налоговую инспекцию, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т. п.

Арбитражный процессуальный кодекс признает оба вида электронных документов в качестве доказательств (ч. 1, 3 ст. 75 АПК РФ). Но на практике далеко не все электронные документы можно использовать в качестве доказательств надлежащего исполнения обязательств.

В соответствии с Федеральным законом «Об электронной подписи» (Федеральный закон от 06.04.2011 № 63-ФЗ) электронная подпись признается юридически равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при соблюдении определенных правовых условий использования электронных документов, заверенных электронной подписью в процессах обмена электронными документами.

На сегодняшний день использование электронных документов, заверенных электронной подписью, — самый надежный способ идентификации электронного письма. Если в суд будет представлено сообщение из электронной переписки, для подписания которого контрагентом была использована электронная цифровая подпись, не возникнет необходимость в доказательстве факта отправления сообщения и его подлинности.

Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти» (Федеральный закон от 23.06.2016 № 220-ФЗ) внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства, а также в некоторые федеральные законы в части установления особенностей применения электронных документов.

Изменениями, внесенными в Арбитражный процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс, лицам, участвующим в деле, предоставлено право направлять исковые заявления, заявления, жалобы, представления и иные документы в суд в виде электронных документов, в том числе посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в интернете.

Также изменениями, внесенными в Кодекс административного судопроизводства, установлено, что административное исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд в электронном виде посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в интернете. При этом определено, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием интернета, а также документы, заверенные электронной подписью, могут быть допущены в качестве письменных доказательств. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.


Указанные положения Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти» вступят в силу с 1 января 2017 года.

Читайте так же:  Реквизиты на налог на имущество

Позволила ли новая система контроля за НДС, которая предполагает представление расширенной налоговой декларации, снизить количество налоговых споров в связи с недобросовестными контрагентами? Какую помощь данная система может оказать инспекторам в рамках разрешения споров?

В 2015 году ФНС России запустила новую систему контроля АСК НДС-2.

При совершении сделки продавец обязан выставить счет-фактуру покупателю (ст. 169 НК РФ; пост. Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137). Покупатель может зарегистрировать счет-фактуру в книге покупок при возникновении права на вычет. Продавец, в свою очередь, регистрирует счет-фактуру в книге продаж. Декларацию по НДС (утв. приказом ФНС России от 29.10.2014 № ММВ-7-3/[email protected]) (далее — Декларация), в которой, собственно, и предъявляют налог к уплате и вычету, составляют на основании данных книг покупок и продаж.

Для осуществления контроля с 2015 года в состав Декларации включают сведения из этих документов, а также из иных налоговых регистров, в которых отражают данные по счетам-фактурам. Эту информацию включают в состав Декларации в виде отдельных файлов приложений установленного формата.

Таким образом, в налоговые органы поступают все данные по счетам-фактурам, причем информация по каждому документу поступает и от продавца, и от покупателя. После окончания декларационной кампании в рамках камеральной проверки налоговые органы проводят сверку данных счетов-фактур продавца и покупателя.

Для каждого документа покупателя ищут «пару» у продавца (это в случае «прямой» сделки, если имеет место посредническая деятельность, выстраивают цепочку от покупателя к продавцу через журналы полученных и выставленных счетов-фактур посредников).

Если по каким-то причинам не нашлась «пара» счета-фактуры у продавца и налогоплательщик не подтвердил достоверность данных, ему может быть отказано в вычете, однако это произойдет в том случае, если контрольными мероприятиями будет достоверно подтверждено несовершение хозяйственной операции.

Указанная система позволяет переориентировать имеющиеся ресурсы на проверку соответствующих групп налогоплательщиков, что положительно повлияет на качество контрольных мероприятий и результат рассмотрения такой категории споров в судах.

Более того, возможность попасть в группу риска, подлежащую проверке, проводимой на новом качественном уровне, должна стимулировать налогоплательщиков к добровольному соблюдению налоговой дисциплины и проявлению должной осмотрительности при выборе контрагентов, что также приведет к снижению количества судебных споров.

http://taxpravo.ru/analitika/statya-380341-tendentsii_v_sudebnyih_nalogovyih_sporah

Практика и новейшие тенденции в разрешении налоговых споров

Законом №153-ФЗ введена обязательная досудебная система урегулирования налоговых споров. С 2014 г. прежде, чем обратиться в суд, налогоплательщики должны разрешить разногласия с налоговыми инспекторами внутри самой налоговой системы, в противном случае суд не станет рассматривать спор. Но у данной системы есть ряд недостатков.

Нововведение касается как юридических, так и физических лиц, для которых досудебное обжалование вводится впервые.

Для юридических лиц в досудебном порядке сейчас обжалуются решения инспекции по налоговым проверкам. При этом решения о неправомерной блокировке счетов в банке, отказ в возврате налогов, штрафы за непредставление отчетности в срок и т.д. можно было обжаловать сразу в суде. Теперь же обратиться в суд можно будет только после подачи жалобы в УФНС.

Что остается для прямого обращения в суд:

— решение по жалобе может быть оспорено как в вышестоящем органе, так и в суде.

— акты ФНС России и действия (бездействие) ее должностных лиц могут быть обжалованы сразу в суде.

— акты (на действия или бездействие должностных лиц), в отношении которых жалоба не была рассмотрена либо не было принято решение в установленный срок.

Жалоба подается в письменной форме через свою налоговую инспекцию, которая в течение трех дней должна направить саму жалобу и материалы по ней в вышестоящий орган (п. 1 ст. 139, п. 1 ст. 139.1 НК РФ).

Подать жалобу можно в течение месяца, еще месяц – это максимальный срок, данный на ее рассмотрение налоговому органу (п. 6 ст. 140 НК РФ).

Еще на месяц сроки рассмотрения могут быть продлены руководителем налогового органа для получения дополнительных материалов от нижестоящей инспекции.

Затем еще 3 дня с даты принятия решения по жалобе дается на его вручение налогоплательщику.

Лицо, подавшее жалобу, не участвует в ее рассмотрении (п. 2 ст. 140 НК РФ). Оно может представить документы, подтверждающие свои доводы, а также дополнительные материалы (п. 1 ст. 140 НК РФ), которые будут рассмотрены только в случае, если налогоплательщик докажет, почему он их не предоставил ранее.

В суд можно обратиться не ранее даты окончания срока рассмотрения жалобы или даты принятого вышестоящим налоговым органом решения по ней.

По мнению законодателя, такой порядок расширит возможности налогоплательщиков в реализации своих прав, снизит судебные издержки и ускорит разрешение налогового спора. Досудебная процедура действительно гораздо быстрее рассмотрения спора в суде, но надо признать, что на практике, которая есть на сегодняшний день, – она гораздо менее эффективная.

Пример из аудиторской практики. Наш клиент (представительство крупной английской компании в России) оспаривал решение по результатам налоговой проверки. Мы были привлечены в качестве экспертов и сопровождали прохождение проверки на всех ее этапах. На этапе возражений нам удалось оспорить часть доначислений, но основная часть недоимки и штрафов вошла в Решение.

В соответствии с действующим сейчас порядком досудебного урегулирования налоговых споров мы написали апелляционную жалобу в вышестоящий налоговый орган. Однако по итогам ее рассмотрения решение осталось неизменным.

Наш клиент решил обратиться в суд. Мы написали исковое заявление и по итогам рассмотрения выиграли дело в суде. Иск был удовлетворен в полном объеме, недоимка и штрафы в сумме порядка 10 млн. руб. были сняты с компании.

Отметим, что действие происходило в 2012 и 2013 гг., клиент – иностранец, инвестиции которых так активно привлекаются сейчас на российский рынок.

Хочется надеяться, что новая система действительно будет способствовать объективному разрешению спора, а не увеличит срок разрешения конфликта на месяц досудебного урегулирования, как, к сожалению, зачастую происходит сейчас.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.gradient-alpha.ru/praktika-i-noveyshie-tendencii-v-razre/

Главные тенденции в налоговых спорах
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here