Налоговая пугает выездной проверкой

Если налоговая инспекция затягивает выездную проверку

Сколько может длиться выездная налоговая проверка? Казалось бы, простой вопрос. В ст. 89 Налогового кодекса говорится: два месяца на проверку с возможным продлением до полугода. Плюс еще шесть месяцев на все возможные приостановления. Получаем год. Если среди контрагентов или учредителей налогоплательщика есть иностранные компании, о которых проверяющие могут попытаться получить информацию от иностранных налоговых органов, к получившемуся году можно смело добавить три месяца. По закону получается максимум 15 месяцев. Но на практике часто выходит иначе.

После выездной налоговой проверки налогоплательщик получает акт проверки, в котором описываются все выявленные налоговиками нарушения. В установленный законом срок (месяц с момента вручения акта налоговой проверки налогоплательщику) компания готовит возражения на акт проверки, а затем представители налогоплательщика приглашаются на обсуждение материалов проверки. В принципе, после этого налоговый орган должен вынести решение о привлечении к налоговой ответственности (либо об отказе от привлечения) или же о дополнительных мероприятиях налогового контроля. Но тут налоговый орган вдруг откладывает рассмотрение материалов проверки (по нашей практике, на месяц). Через месяц представители налогоплательщика и инспекции собираются снова. Доводы налогоплательщика опять заслушиваются, и налоговый орган опять откладывает рассмотрение материалов проверки.

Почему так происходит? Причин несколько. Ресурсы налоговых инспекций ограничены, и порой уход в отпуск даже 2–3 специалистов становится непреодолимым препятствием для подготовки решения по итогам выездной налоговой проверки. Часто рассмотрение материалов проверки откладывается, потому что налоговая инспекция должна согласовать позицию, например, с позицией управления ФНС в регионе. Но основная причина все же в том, что, откладывая рассмотрение материалов проверки, налоговый орган выигрывает время, чтобы продолжить изучение деятельности компании. Формально никаких мер налогового контроля в период рассмотрения материалов проверки проводить нельзя (налоговый орган не направляет требований налогоплательщику, не приходит с выемкой и не допрашивает свидетелей), но ничто не мешает инспекции изучать уже полученные документы и обращаться с запросами информации в другие компании и государственные органы (в том числе иностранные).

В моей практике рассмотрение материалов проверки по крупной компании откладывалось восемь раз, из-за этого решения по итогам выездной налоговой проверки налогоплательщик ждал почти два года.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Налоговый кодекс никак не регламентирует процедуру отложения рассмотрения материалов проверок и не устанавливает никаких ограничений относительно количества таких отложений.

Что же делать налогоплательщику? Обжалование неоднократно отложенных рассмотрений в вышестоящий налоговый орган ничего не дает, как ничего не дает и их обжалование в суде. Суды исходят из того, что чем дольше проверяется налогоплательщик, тем качественнее будет принятое налоговым органом решение.

Так, в областном арбитражном суде розничная сеть пыталась оспорить в суде неоднократные продления рассмотрения материалов налоговой проверки. Рассмотрение продлевалось, потому что инспекция ожидала ответа от налоговых органов Швейцарии на запрос об операциях двух аффилированных с компанией офшорных фирм по счетам в Credit Suisse AG. Ответ получен не был, и ФНС даже обратилась в Федеральный административный суд Швейцарии. Изучив представленные документы, арбитражный суд указал, что соблюдение сроков рассмотрения материалов налоговой проверки или дополнительных мер налогового контроля не является существенным условием процедуры рассмотрения. Иными словами, суд фактически дал налоговому органу возможность рассматривать материалы проверки сколь угодно долго.

Тем не менее в суд обращаться нужно. Если налогоплательщик добивается признания недействительными решений инспекций, принятых по итогам выездных проверок, в исковом заявлении в суд следует указать, сколько времени длились проверки и сколько раз откладывалось рассмотрение материалов. Аргумент о неоднократно отложенных проверках не станет в суде решающим, но может оказаться существенным в общей массе доказательств незаконности решения инспекции.

Почему налоговая проверка перестала быть неизбежной

Долгое время налоговые проверки были тем бременем, которое налогоплательщикам приходилось нести хотя бы раз в три года, и это нерушимое «правило» укоренилось в сознании среднего и крупного бизнеса. Обязательная проверка приобрела в некотором роде ритуальный характер, крайне важный для внутренних процессов и отчетности. Для налоговых специалистов и бухгалтеров компаний налоговый период считался логически завершенным не после подачи декларации, а только после окончания выездной проверки. Любая задержка визита инспекции вызывала недоумение, а зачастую и опасения: не копит ли силы налоговый орган, перед тем как обрушится с доначислениями?

Но за последние годы ситуация изменилась кардинально – без проверки можно работать и пять, и даже больше лет. ФНС снижает давление на бизнес, в том числе сокращая количество налоговых проверок.

Однако не стоит обольщаться. Упрощение налогового администрирования в первую очередь связано не с желанием угодить налогоплательщикам, а с целью повысить бизнес-эффективность – достигнуть максимального результата с минимальными затратами. К чему тратить ресурсы и время на проверку, которая может окончиться ничем?

Выездные налоговые проверки стали точечными – крайней мерой контроля, которую задействуют, только если инспекторы уверены в конкретных нарушениях. Только за последние два года средняя доначисленная по итогам выездной проверки сумма выросла с 13,6 млн руб. в 2016 г. до 22 млн в 2018 г., а число проверок сократилось с 26 000 до 14 200. Сегодня вероятность того, что после проверки налоговые органы уйдут с пустыми руками, стремится к нулю.

Добиться этого ФНС помогло внедрение риск-ориентированного подхода. По результатам предпроверочного анализа или камеральной проверки налоговые органы стали активно убеждать налогоплательщика подать уточненную декларацию и доплатить налоги, называя это «побуждением к добровольному уточнению налоговых обязательств». Так, согласно отчету ФНС за 2018 г., по результатам контрольной и аналитической работы бюджет дополнительно получил 297 млрд руб.

Налоговые органы начали более активно практиковать «разделение труда»: конкретные инспекции фокусируются на отдельных отраслях, что закономерно повышает отдачу от контроля. Сотрудники инспекции теперь зачастую в курсе «кухни» конкретных рынков, индустрий и специфических способов налоговой оптимизации.

Именно это изменение модели налогового контроля натолкнуло нас на идею создать тест, который покажет налогоплательщикам, что вероятность проведения проверки зависит в первую очередь от них самих. Их отношения с контрагентами, финансовые результаты, рисковые сделки – вот на основании чего налоговый орган решит, тратить свои трудовые и временные ресурсы на проверку или ограничиться предложением подать уточненную декларацию.

При составлении теста мы в первую очередь отделили малый бизнес от среднего и крупного. Вероятность того, что малый бизнес, применяющий специальный режим налогообложения, столкнется с налоговой проверкой, очень невелика. Исключением, конечно же, является «номинальный» малый бизнес, который уже давно вырос до среднего или крупного, но продолжает применять упрощенные режимы, стремясь избежать роста налоговой нагрузки. В такой ситуации «дробление бизнеса» может стать поводом для проверки. В декабре 2018 г. ФНС поручила усилить работу с компаниями, которые прибегают к такому способу налоговой экономии. Подобные дела привлекают внимание даже Конституционного суда.

Читайте так же:  Рассмотрение материалов проверки налоговыми органами

Классическим поводом для проверки остаются подозрения в необоснованном возмещении НДС. Если кто-то из налогоплательщиков полагает, что его реальные цепочки продаж или оказания услуг остаются тайной для налоговых органов, то он глубоко заблуждается. Уже давно в полную силу работает автоматизированная система контроля за уплатой НДС (АСК НДС-2), которая позволяет быстро проверить цепочку контрагентов, выявить, где произошел разрыв, кто не заплатил налог, а кто предъявил его к возмещению. ФНС остается только принять решение, кто из участников цепочки контролирует однодневку, не рассчитавшуюся с бюджетом, и кто должен сделать это за нее. Поменялся подход и к возмещению НДС. Если раньше оно происходило по схеме – «декларация – камеральная проверка – отказ – судебное обжалование», то теперь налоговики могут возместить НДС по итогам камеральной проверки, для того… чтобы затем доначислить налог по итогам выездной. Благо это позволяет позиция высших судов.

Отдельный риск таят в себе льготы – и не только из-за пристального внимания налоговых органов, но по причине нестабильности судебной практики. Сколько штыков было сломано в спорах об одной только льготе для энергоэффективного имущества.

Особняком стоит вопрос налоговой нагрузки. Так называемые «комиссии по убыточности» никуда не делись и продолжают жить и здравствовать. И далеко не всем удается убедить налоговые органы в том, что низкая рентабельность связана с объективными экономическими факторами, а не с потенциальными нарушениями.

Триггером остается применение соглашений об избежании двойного налогообложения – налоговые органы обязательно проверят обоснованность льгот при выплате дохода иностранным компаниям.

При подготовке теста мы в том числе руководствовались разработанными ФНС и находящимися в свободном доступе критериями, которые позволяют оценить риски налогоплательщиков. Мы не ставили перед собой цель переписать эти 12 критериев и с предельной точностью рассчитать реальную вероятность проведения выездной проверки конкретной организации. Нашей задачей было дать пищу для размышлений об аспектах хозяйственной деятельности, которые могут вызвать интерес налоговых органов.

Подводя итог, хочется дать несколько советов. Чтобы минимизировать риски, необходимо:

• следить за тенденциями в своей отрасли, средним уровнем налоговой нагрузки и рентабельности, распространенными подходами к налогообложению.

• иметь в виду, что обзоры практики, рассылаемые ФНС, предназначены не только для инспекций, но и для налогоплательщиков. Очень многих проблем можно избежать, понимая подход налоговых органов.

• предоставлять налоговым органам информацию, которая поможет убедить их в консервативном отношении компании к налоговым обязательствам.

• если все же налоговики начали проверку, то компания должна стремиться доказать, что у спорных операций были бизнес-цели, они были экономически оправданны и необходимы.

Интервью с налоговым инспектором

По соседству с таможней всегда где-то рядом была налоговая служба (или наоборот). Сотрудники ФНС являются достаточно ценными кадрами, особенно когда покидают службу и начинают трудиться во благо бизнеса. Наше государство их недооценивает так же, как и таможенников. Подсчитать убытки этой недооценки нереально, но есть мнение, что такая ситуация сформирована сознательно. На днях в гости к Злому таможеннику на беседу заглянул коллега из налоговой инспекции.

Привет. Расскажи, как тебя занесло в налоговые органы? Давно ли в системе?

Привет. В налоговой я оказался в середине 2016. Сейчас везде берут с опытом работы и госслужба показалась мне неплохим вариантом для его получения.

Что входит в твои обязанности? С чем сталкиваешься ежедневно?

На данный момент, я являюсь главным государственным налоговым инспектором отдела предпроверочного анализа. Непосредственно, в мои обязанности входит: проведение предпроверочного анализа налогоплательщиков, выполнение контрольных заданий управления, проведение допросов, отбор налогоплательщиков для участия в КЛНБ (прим. — комиссия по легализации налоговых баз). Но, по факту, приходится выполнять и другие обязанности, так как я заменяю тех коллег по отделу, которые находятся в отпуске.

Можешь разъяснить, что представляет собой КЛНБ?

В рамках данных мероприятий мы собираем доказательную базу по выявленным нарушениям и предлагаем заплатить добровольно. Если организация не согласна — идём на выездную. Таким образом мы снижаем количество ВНП (прим. — выездная налоговая проверка), чтобы «не кошмарить» бизнес.

Про госслужащих часто думают, что они загребают бабло лопатой, имеют в наличии жирные авто и недвижимость. Если не секрет, какой среднемесячный доход налогового инспектора? Эффективна ли премиальная система?

Действительно, многие думают что с деньгами у нас все прекрасно, но реальность грустнее. Первые пол года я сидел на чистой зарплате в 7300 руб. Это из-за того, что у нас очень маленькие оклады, основные доходы идут из различных премий. С учётом премиальных, среднемесячная зарплата получается в районе 50 тысяч. Но беда в том, что премиальных всегда могут лишить, да и размеры зависят от рейтинга инспекции по области.

Можешь ли сказать, что с тобой работают преимущественно профессионалы своего дела? Большой ли отток специалистов из налоговой? Есть ли значительная текучка кадров?

Костяк служащих составляют те, кто работает уже больше 10 лет. Они уходят разве что на пенсию. Но новые кадры уходят очень часто. Порой, люди даже пары месяцев не выдерживают нашу нагрузку.

Существуют ли негласные приоритетные направления в налоговых органах, связанных с перспективой получения незаконных доходов? Можешь оценить уровень коррупции по системе или в отдельно взятых регионах?

Насколько я знаю, в приоритете продажа информации. При мне было несколько случаев, когда сотрудников ловили на этом. Но до того, я не знал, что они занимаются чем-то незаконным. Не скажу за другие регионы, но в нашей области ловят всего по паре человек в год. Прокуратура, после этого, приезжает нам лекции читать о вреде коррупции.

Часто ли к тебе обращаются друзья/одноклассники с предложениями «давай замутим с НДС»?

С подобным ко мне обращались лишь раз. Предлагали продавать информацию об организациях, которым вот-вот заблокируют счета. Я отказался и, с тех пор, других предложений не поступало.

Имеется ли финансовая планка (размер ущерба государству), до достижения которой налоговая не будет тобой заниматься?

Формально, никаких планок нет. Бывает, работаем даже если разрывы по НДС всего на пару тысяч. Но с мелочевкой всегда удается решить в рамках КЛНБ, это выгодно и нам и налогоплательщику.

Читайте так же:  Как оформить возврат подоходного налога через госуслуги

Какова вероятность того, что фирма-однодневка проскочит от налоговой проверки в связи с тем, что взыскивать деньги затруднительно?

По однодневке никто ВНП проводить не станет. Всегда ищем выгодоприобретателя и идём уже к нему. Наша беда в том, что если выгодоприобретатель стоит на учёте в другой налоговой, то все материалы уходят к ним и результаты ВНП будут на их счету.

Становится ли работать сложнее из-за совершенствования жуликами схем ухода от налогов?

Мы тоже не стоим на месте, развиваемся. Но не всегда удается привлечь к ответственности. Есть у нас, в области группа компаний, мы знаем что они хитрят с НДС, знаем как, но в суде ничего доказать не получается.

Какие основные выявленные инструменты обнала и вывода НДС?

Тут все зависит от области. У нас часто просто создают фиктивные документы и проводят деньги через номиналов. Те, что по умнее, выстраивают целую цепочку, которая может уходить в другую область. А остальные искренне недоумевают, что их за руку поймали.

Часто ли приходилось сталкиваться со случаями, когда поступала команда сверху не трогать жуликов из-за того, что это «большие люди»?

Такое бывает, но редко. Просто приходит команда из управления, написать заключение о нецелесообразности проведения проверки и исключить организацию из плана ВНП. На этом все и заканчивается. Но, однажды, у меня так неприятность случилась. Управление очень хотело отправить на выездную одну организацию, но ее руководитель дружил с начальником нашей инспекции. Из-за этого, я почти пол года доказывал, что организация вся из себя положительная.

Можешь ли назвать палочную систему показателей эффективной?

Раньше, у нас был так называемый план. Каждый квартал, наш отдел должен был включить в план ВНП как минимум 12 организаций. Даже ездили в управление и защищались, доказывали что проверка этих организаций возможна и выгодна. В 2018 от этого отказались, управление теперь принимает решения о включении в план проверок на основании наших заключений. Хотя, в конечном итоге, объемы работ остались прежними.

Последние годы часто обсуждают вероятность слияния ФНС и ФТС в единый фискальный орган. Местами мелькали публикации о поглощении таможни более развитой налоговой. Как ты думаешь, насколько это вероятно, правильно и своевременно?

В начале 2018, до нас доходили слухи из центрального аппарата, что вот-вот объединят. Но, как я потом узнал, эту идею в штыки приняло руководство ФНС и все затихло. Честно говоря, я не часто взаимодействую с таможней, поэтому мне было безразлично, объединят нас или нет.

Если ли в практике положительный пример взаимодействия с таможенниками?

За время работы, я взаимодействовал с таможней всего пару раз, когда было подозрение в выводе средств за рубеж в особо крупном размере. Не могу сказать об успехе этой работы, поскольку мы все ещё ее не закончили. Но, в любом случае, сотрудничество получается очень плодотворным, так как каждый орган имеет право делать то, что не имеет права другой. Таким образом, мы все получаем гораздо более полную информацию, чем получили бы, работая по одиночке.

Если ли какой-нибудь смешной или курьёзный случай из практики?

Курьёзы бывают и у нас. Была у нас одна сотрудница, которая, зачем-то, посмотрела в федеральной базе сведения на Дмитрия Медведева. Покинула нас на следующий же день. Самое забавное нам попадает с жалобами от налогоплательщиков. Так например, один гражданин лично принес жалобу (рукописную) напрямую в центральный аппарат ФНС в Москве, те не разбираясь переслали ее нам по принадлежности. В ходе мероприятий налогового контроля, выяснилось, что заявитель, который лично (!) принес жалобу, уже пару месяцев сидит в СИЗО. До сих пор не понимаю, как эту жалобу приняли.

Что порекомендуешь тем, кто решил избрать путь сотрудника налоговой службы?

Дам тот же совет, что дал мне мой руководитель в первый день. Будьте готовы сидеть на шее у родителей, по крайне мере первый год.

Собираешься ли ты задержаться в системе надолго? Какие прогнозы по развитию налоговой службы?

Изначально, я не планировал проработать больше года. На данный момент меня удерживает то, что мне интересно здесь работать, да и опыт полезный. Прогнозы давать довольно сложно, поскольку слишком часто изменения, которые направлены на улучшение нашей работы, приносят больше проблем, чем пользы.

Дубликаты не найдены

Видео (кликните для воспроизведения).

Какой же это пиздец, когда присылают письма с предложением заплатить добровольно. Как правило, это выглядит вот так:

«Поставщик ООО «ХХХ», у которого вы купили товары/услуги в 2016 году ликвидирован в 2018 году. В 2017 году была задекларирована выручка 50 млн и при этом уплачен налог на прибыль всего 50 тысяч, что критически мало. Выявлено, что данная компания уклонялась от выплаты налогов. Вам надлежит изъять операции с данной компанией из книги покупок и доначислить НДС согласно изъятию. Во избежание выездной проверки предлагаем вам добровольно признать несоответствие сотрудничества с данной компанией действующему законодательству».

Переводя на русский язык получаем: «У нас недобор по плану налоговых поступлений. Нам похуй, что у вас всё чисто и в белую. Мы вас будем кошмарить, если вы не согласитесь заплатить сами. Признайте, что участвовали в преступной схеме, чтобы в дальнейшем мы могли бы вас ещё и за это нахлобучить. И нам похуй, что та компания недоплатила налог на прибыль (+/- 2-3% от выручки), мы с вас хотим получить 20% НДС с вашего с ними оборота».

То есть у них недобор по налогам, трахнуть ликвидированную компанию они не могут, потому что сами за бабки помогали с её ликвидацией, что и привело к недобору плана по сбору налогов. И теперь они же сами трахают клиентов этой ликвидированной компании, чтобы выполнить план и прикрыть свою жопу перед начальством.

Пугают при этом ВНП, потому что всем известно, что после выездной точно выкатят не менее 5млн. недоимок, а то и все 10, и ещё 50% сверху штрафов и пени. И ходи потом судись с ними, все суды на их стороне, и какой бы ты ни был белый и пушистый, даже если у тебя прибыли за 5 лет меньше, чем они хотят с тебя содрать — им похуй. У них, сука, план. И чтобы не «кошмарить» бизнес на глазах у начальства, они его шантажируют ВНП, а иногда реально приходят и уничтожают на корню то, что создаётся годами по крохам.

Читайте так же:  Сдача налоговой отчетности ип енвд

И ладно бы они реально вскрывали серые схемы. Хренушки! Чтобы поймать и привлечь по реальной схеме надо попотеть, ибо там всё бумажками прикрыто, куча связей и крыша сверху постучит. Поэтому дрючат тех, кто не бегает и не прячется, а спокойно работает в белую. Потому что они никогда не ждут это западло, и рассчитывают спокойно поработать. Ни один предприниматель не может реально проверить своего партнёра на предмет налоговых рисков. Если захотят наебать, то пришлют все справки, благо купить их за копейки можно. Сами налоговики могут тебе за денежку малую дать справку, что ты охуенный и у тебя нет никаких долгов по налогам.

Почему налоговая проверка перестала быть неизбежной

Долгое время налоговые проверки были тем бременем, которое налогоплательщикам приходилось нести хотя бы раз в три года, и это нерушимое «правило» укоренилось в сознании среднего и крупного бизнеса. Обязательная проверка приобрела в некотором роде ритуальный характер, крайне важный для внутренних процессов и отчетности. Для налоговых специалистов и бухгалтеров компаний налоговый период считался логически завершенным не после подачи декларации, а только после окончания выездной проверки. Любая задержка визита инспекции вызывала недоумение, а зачастую и опасения: не копит ли силы налоговый орган, перед тем как обрушится с доначислениями?

Но за последние годы ситуация изменилась кардинально – без проверки можно работать и пять, и даже больше лет. ФНС снижает давление на бизнес, в том числе сокращая количество налоговых проверок.

Однако не стоит обольщаться. Упрощение налогового администрирования в первую очередь связано не с желанием угодить налогоплательщикам, а с целью повысить бизнес-эффективность – достигнуть максимального результата с минимальными затратами. К чему тратить ресурсы и время на проверку, которая может окончиться ничем?

Выездные налоговые проверки стали точечными – крайней мерой контроля, которую задействуют, только если инспекторы уверены в конкретных нарушениях. Только за последние два года средняя доначисленная по итогам выездной проверки сумма выросла с 13,6 млн руб. в 2016 г. до 22 млн в 2018 г., а число проверок сократилось с 26 000 до 14 200. Сегодня вероятность того, что после проверки налоговые органы уйдут с пустыми руками, стремится к нулю.

Добиться этого ФНС помогло внедрение риск-ориентированного подхода. По результатам предпроверочного анализа или камеральной проверки налоговые органы стали активно убеждать налогоплательщика подать уточненную декларацию и доплатить налоги, называя это «побуждением к добровольному уточнению налоговых обязательств». Так, согласно отчету ФНС за 2018 г., по результатам контрольной и аналитической работы бюджет дополнительно получил 297 млрд руб.

Налоговые органы начали более активно практиковать «разделение труда»: конкретные инспекции фокусируются на отдельных отраслях, что закономерно повышает отдачу от контроля. Сотрудники инспекции теперь зачастую в курсе «кухни» конкретных рынков, индустрий и специфических способов налоговой оптимизации.

Именно это изменение модели налогового контроля натолкнуло нас на идею создать тест, который покажет налогоплательщикам, что вероятность проведения проверки зависит в первую очередь от них самих. Их отношения с контрагентами, финансовые результаты, рисковые сделки – вот на основании чего налоговый орган решит, тратить свои трудовые и временные ресурсы на проверку или ограничиться предложением подать уточненную декларацию.

При составлении теста мы в первую очередь отделили малый бизнес от среднего и крупного. Вероятность того, что малый бизнес, применяющий специальный режим налогообложения, столкнется с налоговой проверкой, очень невелика. Исключением, конечно же, является «номинальный» малый бизнес, который уже давно вырос до среднего или крупного, но продолжает применять упрощенные режимы, стремясь избежать роста налоговой нагрузки. В такой ситуации «дробление бизнеса» может стать поводом для проверки. В декабре 2018 г. ФНС поручила усилить работу с компаниями, которые прибегают к такому способу налоговой экономии. Подобные дела привлекают внимание даже Конституционного суда.

Классическим поводом для проверки остаются подозрения в необоснованном возмещении НДС. Если кто-то из налогоплательщиков полагает, что его реальные цепочки продаж или оказания услуг остаются тайной для налоговых органов, то он глубоко заблуждается. Уже давно в полную силу работает автоматизированная система контроля за уплатой НДС (АСК НДС-2), которая позволяет быстро проверить цепочку контрагентов, выявить, где произошел разрыв, кто не заплатил налог, а кто предъявил его к возмещению. ФНС остается только принять решение, кто из участников цепочки контролирует однодневку, не рассчитавшуюся с бюджетом, и кто должен сделать это за нее. Поменялся подход и к возмещению НДС. Если раньше оно происходило по схеме – «декларация – камеральная проверка – отказ – судебное обжалование», то теперь налоговики могут возместить НДС по итогам камеральной проверки, для того… чтобы затем доначислить налог по итогам выездной. Благо это позволяет позиция высших судов.

Отдельный риск таят в себе льготы – и не только из-за пристального внимания налоговых органов, но по причине нестабильности судебной практики. Сколько штыков было сломано в спорах об одной только льготе для энергоэффективного имущества.

Особняком стоит вопрос налоговой нагрузки. Так называемые «комиссии по убыточности» никуда не делись и продолжают жить и здравствовать. И далеко не всем удается убедить налоговые органы в том, что низкая рентабельность связана с объективными экономическими факторами, а не с потенциальными нарушениями.

Триггером остается применение соглашений об избежании двойного налогообложения – налоговые органы обязательно проверят обоснованность льгот при выплате дохода иностранным компаниям.

При подготовке теста мы в том числе руководствовались разработанными ФНС и находящимися в свободном доступе критериями, которые позволяют оценить риски налогоплательщиков. Мы не ставили перед собой цель переписать эти 12 критериев и с предельной точностью рассчитать реальную вероятность проведения выездной проверки конкретной организации. Нашей задачей было дать пищу для размышлений об аспектах хозяйственной деятельности, которые могут вызвать интерес налоговых органов.

Подводя итог, хочется дать несколько советов. Чтобы минимизировать риски, необходимо:

• следить за тенденциями в своей отрасли, средним уровнем налоговой нагрузки и рентабельности, распространенными подходами к налогообложению.

• иметь в виду, что обзоры практики, рассылаемые ФНС, предназначены не только для инспекций, но и для налогоплательщиков. Очень многих проблем можно избежать, понимая подход налоговых органов.

• предоставлять налоговым органам информацию, которая поможет убедить их в консервативном отношении компании к налоговым обязательствам.

• если все же налоговики начали проверку, то компания должна стремиться доказать, что у спорных операций были бизнес-цели, они были экономически оправданны и необходимы.

Если налоговая инспекция затягивает выездную проверку

Сколько может длиться выездная налоговая проверка? Казалось бы, простой вопрос. В ст. 89 Налогового кодекса говорится: два месяца на проверку с возможным продлением до полугода. Плюс еще шесть месяцев на все возможные приостановления. Получаем год. Если среди контрагентов или учредителей налогоплательщика есть иностранные компании, о которых проверяющие могут попытаться получить информацию от иностранных налоговых органов, к получившемуся году можно смело добавить три месяца. По закону получается максимум 15 месяцев. Но на практике часто выходит иначе.

Читайте так же:  Решение участника о выплате дивидендов

После выездной налоговой проверки налогоплательщик получает акт проверки, в котором описываются все выявленные налоговиками нарушения. В установленный законом срок (месяц с момента вручения акта налоговой проверки налогоплательщику) компания готовит возражения на акт проверки, а затем представители налогоплательщика приглашаются на обсуждение материалов проверки. В принципе, после этого налоговый орган должен вынести решение о привлечении к налоговой ответственности (либо об отказе от привлечения) или же о дополнительных мероприятиях налогового контроля. Но тут налоговый орган вдруг откладывает рассмотрение материалов проверки (по нашей практике, на месяц). Через месяц представители налогоплательщика и инспекции собираются снова. Доводы налогоплательщика опять заслушиваются, и налоговый орган опять откладывает рассмотрение материалов проверки.

Почему так происходит? Причин несколько. Ресурсы налоговых инспекций ограничены, и порой уход в отпуск даже 2–3 специалистов становится непреодолимым препятствием для подготовки решения по итогам выездной налоговой проверки. Часто рассмотрение материалов проверки откладывается, потому что налоговая инспекция должна согласовать позицию, например, с позицией управления ФНС в регионе. Но основная причина все же в том, что, откладывая рассмотрение материалов проверки, налоговый орган выигрывает время, чтобы продолжить изучение деятельности компании. Формально никаких мер налогового контроля в период рассмотрения материалов проверки проводить нельзя (налоговый орган не направляет требований налогоплательщику, не приходит с выемкой и не допрашивает свидетелей), но ничто не мешает инспекции изучать уже полученные документы и обращаться с запросами информации в другие компании и государственные органы (в том числе иностранные).

В моей практике рассмотрение материалов проверки по крупной компании откладывалось восемь раз, из-за этого решения по итогам выездной налоговой проверки налогоплательщик ждал почти два года.

Налоговый кодекс никак не регламентирует процедуру отложения рассмотрения материалов проверок и не устанавливает никаких ограничений относительно количества таких отложений.

Что же делать налогоплательщику? Обжалование неоднократно отложенных рассмотрений в вышестоящий налоговый орган ничего не дает, как ничего не дает и их обжалование в суде. Суды исходят из того, что чем дольше проверяется налогоплательщик, тем качественнее будет принятое налоговым органом решение.

Так, в областном арбитражном суде розничная сеть пыталась оспорить в суде неоднократные продления рассмотрения материалов налоговой проверки. Рассмотрение продлевалось, потому что инспекция ожидала ответа от налоговых органов Швейцарии на запрос об операциях двух аффилированных с компанией офшорных фирм по счетам в Credit Suisse AG. Ответ получен не был, и ФНС даже обратилась в Федеральный административный суд Швейцарии. Изучив представленные документы, арбитражный суд указал, что соблюдение сроков рассмотрения материалов налоговой проверки или дополнительных мер налогового контроля не является существенным условием процедуры рассмотрения. Иными словами, суд фактически дал налоговому органу возможность рассматривать материалы проверки сколь угодно долго.

Тем не менее в суд обращаться нужно. Если налогоплательщик добивается признания недействительными решений инспекций, принятых по итогам выездных проверок, в исковом заявлении в суд следует указать, сколько времени длились проверки и сколько раз откладывалось рассмотрение материалов. Аргумент о неоднократно отложенных проверках не станет в суде решающим, но может оказаться существенным в общей массе доказательств незаконности решения инспекции.

Ожидаем выездную проверку: к чему готовиться и как себя обезопасить

У современных выездных проверок есть свои нюансы и отличительные особенности. Налогоплательщику лучше узнать о них заранее, чтобы встретить инспекторов во всеоружии. Чтобы разобраться во всех тонкостях, мы изучили два документа: рекомендации по проведению выездных налоговых проверок (приведены в письме ФНС России от 25.07.13 № АС-4-2/[email protected]) и рекомендации по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками (приведены в письме ФНС России от 17.07.13 № АС-4-2/[email protected]). Самые интересные с практической точки зрения моменты мы осветили в этой статье.

Что такое предпроверочный анализ

Инспекторы собирают сведения о налогоплательщике задолго до начала выездной проверки. Данные берут из налоговых деклараций, результатов «камералок», а также из любых доступных источников. Это могут быть материалы встречных проверок, информационные ресурсы других ведомств (полиции, таможни, миграционной службы и проч.), и даже рекламные объявления.

Полученную информацию заносят в отчет, который называется «Заключение по результатам предпроверочного анализа». Там приведены значения по всем ключевым параметрам, таким как налоговая нагрузка на доходы, на расходы и на чистую прибыль, сумма убытков, уровень заработной платы и т д.

На основании заключения налоговики делают вывод, где кроются возможные нарушения, и что именно нужно искать в рамках выездной проверки. По сути предпроверочный анализ — это подготовительная работа, которая значительно облегчает и сокращает саму проверку.

Когда к налоговой проверке привлекают полицейских

Если предпроверочный анализ покажет, что налогоплательщик вызывает подозрения, то к участию в выездной проверке пригласят сотрудников органов внутренних дел.

Подозрительными (с точки зрения налоговиков) являются обстоятельства, указывающие, что НДС или акцизы необоснованно предъявлены к возмещению, либо уже возвращены или зачтены.

Также под подозрение попадают предполагаемые налоговые схемы. Ярким примером служит длинная цепочка продавцов и покупателей, в число которых входит одна или несколько фирм-«однодневок». К последним, в числе прочего, относятся компании, зарегистрированные на номинальных учредителей, имеющие номинальных руководителей и т д. И если организация или предприниматель является звеном такой цепочки, то проверять этого налогоплательщика будут не только налоговики, но и полицейские. Заметим, что подобный исход дела можно предотвратить, если заранее навести справки о своих контрагентов (например, при помощи сервиса «Фокус»).

Кроме того, подозрение вызывают факты, свидетельствующие о фиктивном банкротстве компаний и предпринимателей. Наконец, в категорию подозрительных занесут налогоплательщиков, которые, узнав о надвигающейся проверке, в срочном порядке сменили адрес, учредителей или руководителей, начали реорганизацию или ликвидацию. Подобные действия послужат безусловным поводом для привлечения к проверке сотрудников МВД.

Нюансы отдельных мероприятий налогового контроля

В ходе выездной ревизии инспекторы могут назначить различные контрольные мероприятия, такие как вызов свидетеля, осмотр помещения, выемка документов и предметов, экспертиза и проч. Каждое из этих мероприятий имеет свои особенности.

Показания свидетеля

Получить показания свидетеля можно не только в помещении инспекции, но и у него дома. Для этого необходимо предварительно заручиться согласием самого свидетеля, а также родственников, проживающих совместно с ним. К слову, содержание будущего допроса рекомендуется держать в тайне от свидетеля, поскольку, цитируем: «раскрытие такой информации не позволит реализовать большую часть тактических приемов допроса, выработанных криминалистической наукой и апробированных на практике».

Читайте так же:  Налог на землю пенсионерам инвалидам

Осмотр

Осмотр помещений и территории проводится в случае, когда инспекторы располагают информацией о сокрытии выручки, занижении объемов и расценок строительства, о наличии неучтенных товарно-материальных ценностей, производственных мощностей и проч. При осмотре должны присутствовать не менее двух понятых. Если во время осмотра подозрения проверяющих подтвердятся, они незамедлительно назначат инвентаризацию или выемку. Для этих целей инспекторы мобилизуют дополнительных сотрудников ИФНС, а также технические и транспортные средства.

Выемка

В отношении выемки документов и предметов существует строгое ограничение: ее нельзя осуществлять в ночное время. Таковым считается период с 22.00 часов до 6.00 часов по местному времени. Это закреплено в статье 5 Уголовно-процессуального кодекса.

Экспертиза

Чаще всего экспертизу назначают, чтобы определить цену товара, основных средств, НМА и сметную стоимость строительства. Помимо этого, экспертов привлекают, чтобы подтвердить или опровергнуть принадлежность товара к однородной группе, установить объем работ или услуг, либо количество произведенной продукции. Наконец, нередко проводят почерковедческую, автороведческую и технико-криминалистическую экспертизу.

Привлекая экспертов, инспекторы обязаны соблюдать одно важное условие. Запрещается проводить экспертизу по вопросам бухгалтерского учета, правовым вопросам, а также иным вопросам, познаниями по которым должны обладать сами инспекторы.

Ограничения, которые должны соблюдать контролеры

Начав выездную проверку, инспекторы должны придерживаться определенных ограничений. Некоторые из них прямо не закреплены в Налоговом кодексе, но ФНС приводит их в своих рекомендациях.

Одно из таких ограничений касается решения о проведении проверки. В нем нужно указать предмет — либо проверка по нескольким налогам, либо проверка по всем налогам и сборам. Указывать в качестве предмета отдельные вопросы применения налогового законодательства запрещается. Например, нельзя написать, что предметом проверки является контроль за начислением амортизации основных средств или правильность признания доходов.

Еще одно ограничение установлено для периода, охваченного проверкой. В комментируемых рекомендациях четко сказано, что такой период должен состоять из целого числа налоговых периодов. Другими словами, если проверяется налог, по которому налоговым периодом признается год, инспекторы не могут назначить выездную проверку за квартал, полугодие и т д.

К тому же недопустимо начинать проверку раньше, чем закончится срок представления декларации за последний из проверяемых налоговых периодов. Значит, если налоговики решили проверить налог на прибыль за определенный год, начинать проверку нужно после 28 марта следующего года.

Также есть ограничение для случая, когда инспекторы проводят выездную проверку периода, за который представлена уточненная декларация. Согласно пункту 4 статьи 89 НК РФ налоговики вправе это сделать, даже если «уточненка» относится к более раннему периоду, нежели три года, предшествующие началу проверки. Но здесь есть условие: выездная проверка по «уточненке» не должна быть повторной. Если же данный период ранее уже был проверен, то назначать проверку второй раз категорически запрещено.
На практике налоговики зачастую не соблюдают вышеуказанные ограничения. В такой ситуации налогоплательщик может оспорить результаты проверки, и в качестве аргумента привести комментируемые рекомендации. На наш взгляд, у организаций и предпринимателей есть неплохие шансы одержать победу в суде.

Проверки цен по сделкам между взаимозависимыми лицами

Согласно действующим положениям Налогового кодекса, инспекторы проверяют рыночные цены по сделкам, которые признаны контролируемыми. К категории контролируемых относятся сделки, заключенные между взаимозависимыми лицами и отвечающие определенным условиям (подробнее о контролируемых сделках читайте в статье «В Налоговом кодексе появился новый раздел о взаимозависимых лицах и рыночных ценах»). При этом проверка рыночных цен, назначенная в отношении контролируемой сделки, не относится ни к камеральным, ни к выездным проверкам, а является отдельным видом контрольных мероприятий.

Но огромное множество сделок, заключенных между взаимозависимыми лицами, не отвечает критериям контролируемых. Означает ли это, что налоговики не будут проверять цены по таким сделкам? Нет, проверка цен возможна, но проводят ее в рамках обычной выездной ревизии. Об этом говорится в комментируемых рекомендациях.

Особое внимание инспекторы обратят на безвозмездную передачу товаров, работ или услуг, передачу залогодержателю права собственности на предмет залога при неисполнении обеспеченного залогом обязательства, а также на оплату труда в натуральной форме. Обнаружив подобные операции, работники ИФНС захотят выяснить, соответствует ли сумма, отраженная в налоговом учете, уровню рыночных цен. При проверке будут использовать методы, предназначенные для проверки контролируемых сделок, а именно метод сопоставимых рыночных цен, метод сопоставимой рентабельности и другие (подробно об этом читайте в статье «Как рассчитать рыночные цены по новым правилам»).

Не исключено, что при выездной проверке налоговики обнаружат искусственно созданные условия для вывода сделки из разряда контролируемых. Тогда инспекторы признают сделку контролируемой и сообщат о ней в Федеральную налоговую службу, чтобы та назначила соответствующую проверку.

Что должно быть в акте выездной проверки

По окончании выездной проверки инспекторы оформляют акт в соответствии со статьей 101 НК РФ. Существуют четкие правила относительно того, какие нарушения могут быть зафиксированы в акте выездной проверки. Таких нарушений десять:

1) нарушение порядка постановки на учет в налоговом органе (ст. 116 НК РФ);

2) нарушение срока представления сведений об открытии и закрытии счета в банке (ст. 118 НК РФ);

3) непредставление налоговой декларации (п. 1 ст. 119 НК РФ);

4) представление в налоговый орган управляющим товарищем, ответственным за ведение налогового учета, расчета финансового результата инвестиционного товарищества, содержащего недостоверные сведения (ст. 119.2 НК РФ);

5) грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения (ст. 120 НК РФ);

6) неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) (ст. 122 НК РФ);

7) cообщение участником консолидированной группы налогоплательщиков ответственному участнику этой группы недостоверных данных (несообщение данных), приведшее к неуплате или неполной уплате налога на прибыль организаций ответственным участником (ст. 122.1 НК РФ);

8) невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов (ст. 123 НК РФ);

9) непредставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля (п. 1 ст. 126 НК РФ);

10) нарушение порядка регистрации объектов игорного бизнеса (ст. 129.2 НК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Другие нарушения фиксируются вне рамок выездной проверки. Ревизоры должны указать их в акте, который составляется в соответствии со статьей 101.4 НК РФ и не имеет отношения к выездному контрольному мероприятию. Это нарушения, ответственность за которые предусмотрена статьями статьей 125 НК РФ, пунктом 2 статьи 126 НК РФ, статьями 119.1, 128, 129, 129.1, 129.3 и 129.4 НК РФ.

Источники

Налоговая пугает выездной проверкой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here